Все о современной медицине


Northwest Pharmacy Canada

Разработано лекарство против метастазов

Исследователи из Университета Вашингтона в Сент-Луисе (Washington University School of Medicine in St. Louis) предложили новое лекарство, которое помогает бороться с метастазами рака.

Злокачественные клетки, возникшие в локализованной опухоли, разносятся по организму человека с током крови. Раковые клетки по время своего продвижения по кровеносной системе находят настоящую защиту у клеток, ответственных за свертывание крови, так называемых тромбоцитов. Тромбоциты защищают раковые клетки от атак иммунной системы. Ученые предложили лекарственный препарат, который ослабляет действие тромбоцитов, но не приводит к длительным кровотечениям при небольшой царапине. Первые опыты, проведенные на мышах, показали значительное снижение метастазов.

Постоянный адрес материала:

Разработано лекарство против метастазов


Бессонница – преимущественно женская проблема

Женщины в два раза чаще, чем мужчины страдают бессонницей. Хотя чем более образована женщина, тем больше у нее шансов на крепкий сон. К такому выводу пришли тайваньские ученые на основании последних исследований.

При этом для обоих полов бессонница характерна в пожилом возрасте. А еще как мужчины, так и женщины не могут ночью сомкнуть глаз в связи с личными неприятностями, такими как развод, просто разрыв отношений с близким человеком, низкий заработок, безработица, плохое здоровье или проблемы с детьми.

Любопытный показатель: женщины, чем более они образованное, тем крепче спят. У у мужчин картина прямо противоположная – крепкий сон характерен для менее образованной части сильного пола.

Однако, в отличие от мужской женская бессонница имеет и еще один специфический биологический фактор – на их физический комфорт сильное влияние оказывают климакс и менструации.

С другой стороны, женскую бессонницу в большей степени, чем мужскую порождают и социальные факторы, такие как усталость и беспокойства, связанные с двойным бременем – работой и домашним хозяйством, а также недооценка этой ноши со стороны окружающих (мужа и детей). Что касается детей, то матерям они стоят большего числа бессонных ночей, чем отцам.

В ходе эксперимента были опрошены 40.000 представителей обоих полов в возрасте от 15 лет и старше.
Результаты работы ученых из Психиатрического центра Тайпея под руководством Чен Йин-Йе были опубликованы в специализированном британском журнале Journal of Epidemiology and Community Health.

Постоянный адрес материала:

Бессонница – преимущественно женская проблема


 - разработана технология одномесячной татуировки

Разработана технология одномесячной татуировки

Технология PowerTattoo от израильской компании Power Paper предусматривает внедрение ионизированных пигментов в поверхностный слой кожи под действием специального электронного прибора-заплатки, который можно применять самостоятельно.

Используемая краска нетоксична и не вызывает аллергию.

Сам процесс печати рисунка, требующий 20 минут, безболезненный и мягкий.

Авторы технологии предполагают, что она будет использоваться не только для нанесения тату, но и для создания цветных рисунков "долгоиграющей" несмываемой косметики.

Аналогичные принципы используются в продукте под названием PowerCosmetics.
Эти электронные пластыри-заплатки уже продемонстрировали интересные результаты в деле сокращения морщин, отбеливания кожи и других аналогичных косметических задачах.

Постоянный адрес материала:

Разработана технология одномесячной татуировки


Картинка к заметке - ученые вывели мышей с нестареющей печенью

Ученые вывели мышей с нестареющей печенью

Исследователи из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке сумели замедлить процесс старения тканей печени у лабораторных мышей. Выведенные ими грызуны отлично справлялись с переработкой чужеродных химических соединений даже в весьма преклонном возрасте.

Известно, что по мере старения организма в клетках различных органов и тканей накапливаются белки, утратившие свои функции из-за различных нарушений структуры. За разложение ненужных клетке веществ отвечают специальные клеточные органеллы – лизосомы. Однако с возрастом лизосомы перестают справляться с возросшим объемом работы.

Роль скоплений поврежденных белков в клетках различных тканей и органов в настоящее время не ясна. По одной версии, эти скопления являются простым следствием связанных со старением изменений на клеточном уровне, по другой – они сами являются одной из главных причин этих изменений.

Для того, чтобы уточнить роль скоплений нефункциональных белков, ученые решили искусственно стимулировать процесс их переработки. Для этого они добавили в геном мышей дополнительную копию гена, кодирующего один из рецепторов, участвующих в идентификации и разложении лизосомами поврежденных белковых молекул. Из предыдущих исследований было известно, что с возрастом количество этих рецепторов в клетках млекопитающих сокращается.

Как выяснилось, эта манипуляция действительно замедлила процесс старения печени грызунов. Так, пожилые генномодифицированные мыши справлялись с переработкой больших доз миорелаксанта не хуже, чем молодые животные, и значительно лучше, чем мыши такого же возраста с обычным генетическим набором. Эти результаты доказывают, что скопления поврежденных белков являются одной основных из причин возрастных нарушений функций печени, отмечают авторы исследования.

По словам автора исследования Аны Марии Куэрво (Ana Maria Cuervo), бороться аналогичным образом с возрастными нарушениями функций печени и других органов у людей весьма проблематично по этическим соображениям. Однако практическое применение полученных учеными результатов в медицине может стать возможным после появления лекарств, тем или иным способом стимулирующих расщепление скоплений деформированных белков в клетках без генетических манипуляций.

Постоянный адрес материала:

Ученые вывели мышей с нестареющей печенью


Иллюстрация к статье деменция

Деменция

Профессор И.В. Дамулин
ММА им. И.М. Сеченова

Деменция - это синдром, обусловленный органическим поражением головного мозга и характеризующийся нарушениями в мнестической и других когнитивных сферах, включая речь, ориентировку, абстрактное мышление, праксис. Эти нарушения должны быть выражены настолько, чтобы приводить к затруднениям в обыденной жизни и/или профессиональной деятельности. Часто деменция сопровождается эмоционально-аффективными расстройствами, однако уровень сознания остается неизмененным вплоть до терминальной стадии процесса. Наличие деменции не подразумевает необратимость дефекта, его прогрессирование, глобальное нарушение интеллектуальных функций или наличие некой специфической причины когнитивных нарушений [1, 2]. Возникновение деменции обычно незаметное (за исключением посттравматических, постаноксических и постинсультных расстройств), течение часто прогрессирующее, хотя в некоторых случаях оно может быть стационарным и даже обратимым.

Частота встречаемости деменции возрастает с увеличением возраста: от 2% в популяции до 65 лет до 20% у лиц в возрасте 80 лет и старше [3]. Среди лиц старше 65 лет примерно у 9% имеется легкая или умеренная деменция, у 5% - тяжелая деменция [1]. Нередко довольно трудно разграничить начальные стадии деменции и забывчивость при нормальном старении, неправильное решение этой проблемы приводит к гипердиагностике деменции у пожилых. Обусловленные возрастом когнитивные нарушения проявляются легкими нарушениями памяти и некоторым замедлением скорости психических процессов. При этом существенных ограничений в обыденной и профессиональной деятельности из-за когнитивных нарушений не происходит. Эти лица часто классифицируются как имеющие “доброкачественную старческую забывчивость” или “обусловленные возрастом нарушения памяти” [4]. Последующее наблюдение за ними, однако, нередко выявляет наличие прогрессирующей деменции. Поэтому данной категории больных показано динамическое наблюдение с повторным осмотром, обычно через 6-12 мес, что помогает объективизировать когнитивные нарушения [4].

Основными причинами деменции являются болезнь Альцгеймера и сосудистые поражения головного мозга (сосудистая деменция), значительно реже - дисметаболические расстройства, алкоголизм, опухоли головного мозга, черепно-мозговая травма, нормотензивная гидроцефалия, болезнь Паркинсона, инфекционные заболевания центральной нервной системы (ЦНС) и др. Выявление причины деменции имеет важное значение, поскольку в ряде ситуаций адекватное лечение может привести к обратному развитию нарушений либо затормозить прогрессирование патологического процесса [1, 4, 5]. Кроме того, основанное на правильной диагностике прогнозирование течения заболевания позволяет пациенту и членам его семьи планировать свои действия.

Таким образом, первым этапом является диагностика деменции, вторым - поиск причины деменции. Синдромальный диагноз деменции нельзя ставить, если у больного имеется нарушение уровня сознания или состояние пациента не позволяет адекватно оценить его психический статус [4]. Следует разграничивать деменцию и органические синдромы, сопровождающиеся изолированным нарушением памяти или афазией. Деменция подразумевает приобретенное нарушение когнитивных функций, поэтому задержка психического развития (олигофрения) к деменции не относится. Основным отличием делирия от деменции является нарушение уровня сознания, которое, однако, при делирии не всегда удается легко диагностировать [2]. Кроме того, при делирии отмечается повышение температуры тела, речь больных нередко дизартрична, а при ЭЭГ выявляется диффузное усиление медленноволновой активности. Когнитивные нарушения при сохранности уровня сознания у пациентов с токсическими или метаболическими расстройствами характеризуются нарушением внимания, галлюцинациями, состоянием возбуждения, двигательными и речевыми расстройствами, и могут представлять определенные сложности при дифференциальной диагностике с делирием [2].

Под “псевдодеменцией” понимают нарушения, обусловленные функциональными психиатрическими расстройствами (депрессия, шизофрения, истерия), которые по своим проявлениям напоминают деменцию [1, 6]. Наибольшее значение среди причин псевдодеменции имеет депрессия (“депрессивная псевдодеменция”, “когнитивные нарушения при депрессии”), которая у пожилых нередко протекает атипично [2, 6]. Для депрессии характерны снижение настроения, аппетита, потеря массы тела, нарушения сна (бессонница или гиперсомния), психомоторное возбуждение или заторможенность, утомляемость, наличие суицидальных мыслей. Проявлениями депрессии у пожилых могут быть хронические болевые синдромы или злоупотребление алкоголем. Поскольку большинство этих симптомов не специфичны для депрессии, при оценке состояния пациента может понадобиться консультация психиатра. Длительное наблюдение за пациентами с псевдодеменцией показало, что лишь у небольшой части из них в последующем развивается собственно деменция [7]. В то же время есть данные о 50% риске развития деменции в течение нескольких последующих лет у пожилых больных с депрессией [8]. Следует отметить, что псевдодеменция нередко начинается внезапно, симптоматика быстро прогрессирует, может быть указание на наличие психиатрической патологии в прошлом, пациенты предъявляют большое число жалоб на свою память, при тестировании нередки ответы типа “Я не знаю”. При нейропсихологическом исследовании у больных с депрессией выявляются нарушения, преимущественно связанные с расстройствами внимания, скоростью психомоторных процессов, анализом деталей [2]. Мнестические нарушения затрагивают как недавние, так и отдаленные события, могут отмечаться существенные различия по результатам выполнения заданий практически одинаковой сложности [2, 6]. В отличие от пациентов с деменцией при псевдодеменции нарушения памяти преимущественно обусловлены нарушением мотивации при сохранности называния предметов, способности к счету или тестам на апраксию. Однако следует учитывать и то, что депрессия может быть одним из первых проявлений развивающейся деменции, в связи с чем термин “псевдодеменция” вызывает определенные возражения [6]. Депрессия отмечается в основном на ранних стадиях заболеваний, приводящих к деменции; по мере прогрессирования процесса, сопровождающегося усугублением когнитивных функций, депрессия встречается значительно реже [6].

Функционально-анатомические типы деменции

Некоторые авторы выделяют так называемые “кортикальную” и “субкортикальную” деменции [9, 10]. Для кортикальной деменции, например, при болезни Альцгеймера, характерны следующие признаки: амнезия, значительный когнитивный дефект (нарушения счета, способности к абстрагированию и т.д.), нарушения речи при отсутствии признаков дизартрии, отсутствие двигательных нарушений. Пациентов с субкортикальной деменцией характеризует забывчивость, замедленность мышления, апатия, дизартричная или гипофоничная речь. У этих больных отмечаются двигательные нарушения (изменения позы, ригидность, нарушения ходьбы), этот тип деменции встречается при болезни Паркинсона, хорее Гентингтона, прогрессирующем надъядерном параличе, нормотензивной гидроцефалии, сосудистых поражениях головного мозга. Клинические проявления субкортикального типа деменции во многом напоминают псевдодеменцию. Следует подчеркнуть, что с анатомической, физиологической и нейрохимической точек зрения дифференциация деменции на кортикальную и субкортикальную носит весьма условный характер [11]. При многих формах субкортикальной деменции в развитой их стадии отмечаются нейрохимические и морфологические изменения в коре, а при болезни Альцгеймера одной из главных отличительных характеристик является дегенерация базального ядра Мейнерта и связанный с этим ацетилхолинергический корковый дефект. Сходные изменения выявлены и при болезни Паркинсона с деменцией.

В последнее время все большее внимание исследователей привлекает деменция лобного (или лобно-височного) типа. Патоморфологические изменения при этом типе деменции затрагивают преимущественно лобные и височные отделы. В отличие от болезни Альцгеймера у пациентов с лобной деменцией в клинической картине доминируют поведенческие расстройства, нередко больные апатичны или расторможены. У пациентов с лобной деменцией возникают сложности при выполнении заданий, требующих сохранности способности к планированию. Для этих пациентов характерны персеверации и стереотипии, речевые расстройства (моторная афазия, логорея), на конечной стадии процесса - мутизм. Ориентировка в пространстве и праксис сохранены. Однако и в части случаев болезни Альцгеймера возможно возникновение лобных нарушений. Нейродегенеративные заболевания с макроскопически выявляемой атрофией лобных и височных долей и клинической картиной деменции лобного типа включают болезнь Пика, лобную дегенерацию неальцгеймеровского типа, непиковский вариант лобарной атрофии, болезнь двигательного нейрона [12, 13]. По мнению A.Kertesz и D.Munoz [14], клинические и патоморфологические данные свидетельствуют о сходстве деменции лобного типа, первичной прогрессирующей афазии и кортико-базальной дегенерации, что позволило авторам объединить эти формы в “пиковский комплекс”.

Обследование больных с деменций

Ранней диагностике заболеваний, приводящих к деменции, придается крайне важное значение, поскольку даже при болезни Альцгеймера своевременно начатая терапия в ряде случаев позволяет уменьшить выраженность клинических нарушений. Особенно это актуально для больных более молодого возраста, среди которых потенциально обратимые причины деменции встречаются чаще. Начальные симптомы деменции, как правило, крайне неспецифичны и заключаются в снижении инициативности, ограничении интересов, нарушении способности к усвоению нового материала, возрастании зависимости от окружающих, апатии.

Оценивая анамнез, следует обращать внимание на то, как пациент помнит события недавнего прошлого, испытывает ли трудности при приготовлении пищи, покупках, совершаемых самостоятельно, при заполнении финансовых документов. Также следует уточнить, не было ли в семье больного лиц с синдромом Дауна, болезнью Альцгеймера или другими формами деменций (хореей Гентингтона, синдромом CADASIL - церебральной аутосомно-доминантной артериопатией с субкортикальными инфарктами и лейкоэнцефалопатией) [4, 5]. Указание на перенесенную в прошлом черепно-мозговую травму может быть при деменции вследствие субдуральной гематомы, при нормотензивной гидроцефалии и болезни Альцгеймера, а на операцию на щитовидной железе по поводу тиреотоксикоза - при имеющемся в настоящее время гипотиреозе. У пациентов с деменцией нередко не удается получить сколь-либо существенной анамнестической информации, поэтому помимо изучения имеющейся медицинской документации, важная роль придается беседе с близкими больного.

Важную информацию можно получить при использовании различных кратких шкал, наиболее широко в настоящее время используется Краткая шкала оценки психического статуса (англ. - Mini-Mental State Examination) [15]. Оценивая результаты кратких тестов, следует учитывать возраст и образование пациента [1, 4]. Существующие в настоящее время шкалы, которые позволяют оценить тяжесть деменции и степень прогрессирования процесса (при длительном наблюдении за больным), были разработаны для болезни Альцгеймера, их ценность при других причинах деменции менее ясна [4].

Считается, что нет необходимости в проведении детального нейропсихологического тестирования всем больным с деменцией, однако это обследование может быть полезно в следующих случаях:

• объективизация когнитивных нарушений у лиц, у которых при предварительном исследовании отмечались сомнительные или подозрительные в отношении деменции результаты;

• разграничение депрессии и деменции;

• определение дееспособности в обусловленных законом целях;

• помощь в диагностике начальных стадий деменции, когда необходимо принять важные решения, связанные с работой больного (определение нетрудоспособности).

Нейропсихологическое тестирование имеет значительную ценность в тех случаях, когда наличие существенного когнитивного дефекта трудно объективизировать, что часто отмечается у активно работающих лиц, у пациентов с задержкой психического развития и лиц с крайне низким уровнем образования [4].

Оценка анамнеза заболевания и данные неврологического осмотра, включая оценку когнитивной сферы, являются основой для диагностики деменции и могут выявить важную информацию, свидетельствующую об этиологии деменции у данного конкретного больного. При оценке анамнеза заболевания следует учитывать характер прогрессирования когнитивного дефекта. Для деменции вследствие гипоксии, энцефалита или черепно-мозговой травмы характерно внезапное начало и нередко отсутствие прогрессирования [2]. Незаметное начало заболевания и последующее прогрессирование когнитивных расстройств характерно для болезни Альцгеймера. Острое начало заболевания встречается при инфекционных и сосудистых поражениях ЦНС, метаболических расстройствах, токсическом действии лекарственных препаратов; подострое начало характерно для объемных образований головного мозга, болезни Крейтцфельдта-Якоба и гидроцефалии [1, 4]. Следует отметить, что примерно в 30% случаев течение сосудистой деменции сходно с течением болезни Альцгеймера [5].

Тщательное внимание должно быть уделено возможному наличию очаговой неврологической симптоматики (нарушения полей зрения, гемипарез, гемигиперстезия, асимметрия глубоких рефлексов, односторонние разгибательные подошвенные рефлексы и др.), экстрапирамидных нарушений и расстройств ходьбы [4]. Важно подчеркнуть то, что результаты собственно неврологического осмотра не позволяют судить о наличии у пациента деменции, однако они помогают установить причину этой деменции. Диагностическая ценность положительных аксиальных рефлексов у пациентов с деменцией весьма относительна, определенная корреляция с результатами нейропсихологического обследования отмечена лишь в отношение хоботкового и выраженного хватательного рефлексов [1, 3]. Наличие очаговой неврологической симптоматики характерно для опухолей и других объемных образований головного мозга, субдуральной гематомы, сосудистой деменции, связанной с перенесенным инсультом. Многоочаговая неврологическая симптоматика встречается при сосудистых поражениях головного мозга, протекающих с деменцией (мультиинфарктная деменция, церебральный васкулит), а также при несосудистых процессах - рассеянном склерозе, прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии, после черепно-мозговой травмы. Признаки, обусловленные дисфункцией корковых отделов, могут отмечаться при целом ряде различных по этиологии процессов: метаболических (печеночная, уремическая, постгипоксическая энцефалопатия), эндокринопатических (гипотиреоз, тиреотоксикоз, гипопитуитаризм), токсических (алкогольная дегенерация, отравление солями тяжелых металлов, лекарственные интоксикации), дефицитарных (витамин В12, фолаты, тиамин) состояниях, дегенеративных процессах (болезнь Альцгеймера и др.), системных нарушениях (неврологические расстройства при заболеваниях легких и сердца, общеинфекционные заболевания, паранеопластические процессы). С подкорковой симптоматикой может протекать нормотензивная гидроцефалия и болезнь диффузных телец Леви, также деменция встречается при гепатолентикулярной дегенерации, хорее Гентингтона, болезни Паркинсона, Крейтцфельдта-Якоба, прогрессирующем надъядерном параличе.

Параклиническое обследование необходимо в первую очередь для исключения метаболических расстройств, выявления структурных изменений головного мозга. Детали исследования определяются конкретной ситуацией, однако необходимо проведение следующих тестов: развернутый анализ крови, в том числе определение уровня гемоглобина и количества эритроцитов (макроцитоз - при алкоголизме, дефиците витамина В12 и фолиевой кислоты; полицитемия или анемия - при поражении костного мозга или кровопотери) и определение СОЭ (изменяется при артритах, злокачественных новообразованиях), исследование уровня электролитов крови (снижение уровня натрия и повышение уровня кальция может возникнуть при использовании тиазидов и недостатке оснований), сахара, креатинина крови, печеночных ферментов, оценку функции щитовидной железы, особенно у пациентов старше 80 лет, уровень витамина В1, В12, фолатов в сыворотке крови и серологические тесты на сифилис.

Более детальное исследование желательно проводить у молодых больных с неясной причиной деменции: тесты на ВИЧ, рентгенография грудной клетки, исследование мочи (в том числе и на соли тяжелых металлов), обследование с целью исключить токсические поражения, детальное нейропсихологическое исследование, люмбальная пункция, электроэнцефалография.

Нейровизуализационное исследование (компьютерная или магнитно-резонансная томография - (КТ/МРТ) следует проводить каждому пациенту с клинически диагностированной деменцией, при этом могут быть выявлены потенциально поддающиеся лечению состояния, которые в противном случае могут быть не диагностированы, - опухоли, субдуральная гематома, гидроцефалия, инсульт [4]. Однако эти состояния довольно редко встречаются в отсутствии соответствующих клинических признаков, особенно когда клиническое исследование проводит опытный специалист. До настоящего времени нет единства мнений о необходимости проведения нейровизуализационного исследования в случае незаметного начала деменции у пациентов старше 60 лет при отсутствии в неврологическом статусе очаговой неврологической симптоматики, эпилептических приступов или нарушений ходьбы.

Анализируя результаты КТ/МРТ, следует учитывать низкую специфичность (особенно для диагностики болезни Альцгеймера) таких нейровизуализационных феноменов, как лейкоареоз или диффузная церебральная атрофия. Если КТ/МРТ не выявляет грубой структурной патологии, характерной для болезни Альцгеймера, сосудистой деменции, опухолей, гидроцефалии и др., необходимо тщательное параклиническое обследование. Больным с выявленными при нейровизуализационном исследовании изменениями, характерными для сосудистой деменции, показано кардиологическое обследование - ЭКГ, эхокардиография, ультразвуковая допплер-графия магистральных артерий головы и т.д. для поиска причины эмболии и ряд исследований для поиска васкулита (определение СОЭ, LE-клетки, в ряде случаев - церебральная ангиография). Для диагностики непостоянных аритмий используется мониторирование ЭКГ.

Диагностической ценности при деменциях люмбальной пункции в настоящее время придается небольшое значение, поэтому она не рекомендуется в качестве рутинной процедуры. Однако люмбальная пункция желательна при подозрении на метастатическое или инфекционное поражение ЦНС, клинической картине нормотензивной гидроцефалии, положительных результатах серологических проб на сифилис, в случае возникновения деменции у лиц моложе 55 лет, быстром прогрессировании или необычных симптомах деменции, у пациентов со сниженным иммунитетом, при подозрении на церебральный васкулит (особенно у больных с заболеваниями соединительной ткани) [4].

Электроэнцефалография (ЭЭГ) не рекомендуется в качестве рутинного исследования, однако определенную информацию этот метод исследования может дать при подозрении на наличие очагового поражения головного мозга [1]. При первично-дегенеративных деменциях на начальных стадиях нет сколь-либо значительных изменений, однако по мере прогрессирования когнитивного дефекта отмечается нарастание медленноволновой и редукция быстроволновой активности [16]. Результаты ЭЭГ помогают в дифференциальной диагностике депрессии или делирия от деменции, и у больных с подозрением на энцефалит, болезнь Крейтцфельдта-Якоба или эпилепсию [4]. При подозрении на дисметаболическую или токсическую энцефалопатию ЭЭГ является весьма ценной методикой [1]. Также проведение ЭЭГ показано при наличии эпизодов потери сознания, преходящей спутанности.

Церебральная биопсия является одним из самых надежных методов установки диагноза болезни Альцгеймера и некоторых других заболеваний, сопровождающихся деменцией, однако она в силу травматичности используется крайне редко, в основном в качестве исследовательской методики.

Лишь в небольшом проценте случаев (в среднем менее 15%) можно выявить потенциально излечимую или обратимую причину деменции, обычно с использованием описанных выше методов исследования [4, 17]. Наиболее важными являются следующие состояния: ятрогенные (вызванные лекарственными препаратами) энцефалопатии, депрессия, заболевания щитовидной железы, инфекционные поражения ЦНС (например, нейросифилис или криптококковый менингит), дефицит витаминов (особенно В12), структурные поражения головного мозга (опухоли, субдуральная гематома, нормотензивная гидроцефалия). После исключения этих состояний наиболее вероятными причинами деменции являются болезнь Альцгеймера или сосудистая деменция.

Основные причины деменции

Болезнь Альцгеймера

Болезнь Альцгеймера является наиболее частой причиной деменции у пожилых - она встречается у 50-60% больных с деменцией и еще у 15-20% имеется сочетание болезни Альцгеймера и сосудистой деменции [4]. В основе заболевания лежит прогрессирующий центральный ацетилхолинергический дефект. Нарушения памяти являются первой и наиболее значительной жалобой как самого пациента, так и членов его семьи. По мере прогрессирования заболевания появляются и прогрессируют нарушения речи, счета, зрительно-пространственной ориентировки, праксиса. Эмоционально-личностные (поведенческие) и психотические нарушения, такие как депрессия, возбуждение, иллюзии, галлюцинации, могут возникнуть в любой период времени от начала заболевания. Результаты неврологического осмотра, исключая оценку (тестирование) психического статуса, часто нормальны. Однако могут отмечаться некоторые нарушения в виде появления аксиальных рефлексов (хоботковый, глабеллярный, хватательный) и нарушений двумерно-пространственного чувства (графестезии). Результаты исследования J.Becker и соавт. [18] свидетельствуют о достоверно более частой встречаемости у пациентов с болезнью Альцгеймера по сравнению с контрольной группой аналогичного возраста нарушений обоняния, положительных рефлексов орального автоматизма, оживления сухожильных рефлексов. Позднее, по мере прогрессирования заболевания, могут выявляться экстрапирамидные нарушения (ригидность и брадикинезия), нарушения ходьбы и миоклонии [4]. Эпилептические припадки, обычно генерализованные, отмечаются не более чем у 10% больных, обычно на поздних стадиях заболевания [4]. Наличие экстрапирамидных расстройств или миоклоний является прогностически неблагоприятным признаком [1]. Однако следует заметить, что атипичное течение болезни Альцгеймера встречается довольно редко [19].

Диагноз болезни Альцгеймера подтверждают следующие признаки:

• незаметное начало и прогрессирующее нарастание деменции;

• превалирование нарушений памяти (особенно запоминание и вспоминание нового материала) на ранних стадиях заболевания;

• начало после 60 лет;

• отсутствие очаговой неврологической симптоматики и нарушений ходьбы, особенно на ранних стадиях заболевания;

• отсутствие других причин деменции.

Острое или подострое возникновение когнитивных расстройств, наличие очаговой неврологической симптоматики, эпилептических припадков, нарушений ходьбы на ранних стадиях заболевания или наличие выраженных поведенческих нарушений, превалирующих над нарушениями памяти, предполагает иную, отличную от болезни Альцгеймера, причину деменции. При болезни Альцгеймера отсутствуют изменения цереброспинальной жидкости, при нейровизуализационном исследовании выявляется церебральная атрофия, а на ЭЭГ отмечаются неспецифические изменения (диффузное замедление и дезорганизация ритма) [1].

Для диагностики болезни Альцгеймера используется целый ряд критериев. Использование этих критериев и соответствующих диагностических тестов позволяет достигнуть точности диагностики в 80-85%. Однако точность этих критериев ограничена по следующим причинам: трудности выявления лиц с легкой деменцией или необычными проявлениями деменции; исключение лиц с превалирующим и потенциально сосуществующим патологическим процессом, в первую очередь, с цереброваскулярными расстройствами; трудности использования обширных психометрических и лабораторных методов исследования в рутинной клинической практике; значительная широта индивидуальной интерпретации критериев. Таким образом, нет ясности в том, насколько улучшается диагностика при использовании этих критериев по сравнению с диагностикой без их использования, особенно если она проводится опытными клиницистами. В настоящее время активно разрабатываются вопросы прижизненной диагностики болезни Альцгеймера с помощью биологических маркеров, в частности, изучение определенных аллелей аполипопротеина Е [4].

Для диагностики болезни Альцгеймера в соответствие с критериями DSM-IV [20] необходимо наличие следующих признаков: незаметное начало заболевания, его неуклонно прогрессирующее течение, а также исключение всех других причин деменции. В более детализированных критериях NINCDS-ADRDA [21] выделяется “определенная” болезнь Альцгеймера для случаев, подтвержденных результатами биопсии или аутопсии. Критерии для диагноза “вероятной” болезни Альцгеймера предусматривают максимальный уровень определенности в этой диагностике, без учета патоморфологических данных: незаметное начало с нарушением памяти и по меньшей мере еще одной из когнитивных функций, прогрессирующее течение, сохранность уровня сознания и исключение всех других причин деменции. Пациенты с атипичным течением заболевания, очаговой неврологической симптоматикой или сосуществующими нарушениями, которые сами по себе могут явиться причиной деменции, выделены в группу “возможной” болезни Альцгеймера.

Сосудистая деменция

Сосудистая деменция, обусловленная одним или несколькими небольшими или обширными инфарктами мозга, составляет 5-10% случаев деменции [4]. Симптоматика появляется, когда объем ишемизированной ткани достигает определенной границы, либо когда небольшой по размеру очаг располагается в стратегически значимой зоне, однако точный размер очагов, их количество и локализация, необходимые для возникновения деменции, до настоящего времени остаются неизвестными. Следующие признаки могут указывать на наличие сосудистого генеза заболевания: артериальная гипертензия или гипотензия, ангиопатия сосудов сетчатки, изменение частоты и ритмичности сердечных сокращений, шумы над областью сердца и сонными артериями, периферические сосудистые поражения, указание на инфаркт миокарда в анамнезе и признаки васкулита (например, височный артериит, проявляющийся болезненностью при пальпации височной артерии).

Также для сосудистой деменции характерны внезапное возникновение нарушений в одной или нескольких когнитивных сферах; ступенеобразное прогрессирование процесса; наличие очаговой неврологической симптоматики, включая слабость в конечностях, оживление глубоких рефлексов, положительные разгибательные подошвенные рефлексы и нарушения ходьбы; анамнестические или нейровизуализационные признаки перенесенного инсульта. Однако ступенеобразное прогрессирование и/или наличие очаговой неврологической симптоматики встречается не во всех случаях сосудистой деменции. При сосудистой деменции возможно возникновение аффективных расстройств, психотической симптоматики и депрессии [4].

К сожалению, до настоящего времени нет широко используемых критериев для диагностики сосудистой деменции. J.Corey-Bloom и соавт. [4] считают, что все используемые для диагностики сосудистой деменции критерии не имеют патоморфологического подтверждения. Точность клинической диагностики сосудистой деменции по данным аутопсии составляет от 25 до 85% [4]. Особенно трудна дифференциальная диагностика в случае сосуществования сосудистых изменений при болезни Альцгеймера либо в случае дифференциальной диагностики смешанной деменции и сосудистой деменции.

Как при болезни Альцгеймера, так и при сосудистой деменции прослеживается тенденция к большим изменениям со стороны левого полушария, что может быть связано с тем, что в проведенных исследованиях преобладали лица с вербальными нарушениями, которые, как правило, более заметны, чем симптомы поражения правого полушария. Недержание мочи может появляться при болезни Альцгеймера на поздних стадиях заболевания, при сосудистой деменции - обычно предшествует нарушениям психических функций. Цереброваскулярные нарушения могут играть важную роль и при болезни Альцгеймера, являясь своеобразным “катализатором”, провоцирующим прогрессирование первично-дегенеративного патологического процесса [22]. По данным L.Gustafson и соавт. [23], артериальная гипотензия отмечается у 38% пациентов с болезнью Альцгеймера, у 46% - с лобно-височной и у 52% - с сосудистой деменцией. Акцентируя внимание на частой встречаемости артериальной гипотензии у пожилых больных с деменцией, H.Olofsson [24] делает вывод о необходимости крайне осторожной коррекции повышенного артериального давления у лиц старших возрастных групп, поскольку это может приводить к нарастанию когнитивного дефекта.

Важными дополнительными дифференциально-диагностическими методами являются КТ мозга и МРТ, которые обнаруживают при сосудистой деменции множественные гиподенсивные очаги при КТ и участки повышенной интенсивности сигнала в Т2-режиме МРТ. Лейкоареоз более характерен для сосудистой деменции, хотя этот феномен, как и множественные кисты, могут наблюдаться у практически здоровых людей пожилого и старческого возраста [25]. Демиелинизация, кисты, глиоз и расширение периваскулярных пространств являются гистологической основой лейкоареоза [26]. Корковая атрофия не является достоверным критерием, хотя ее выраженность больше при болезни Альцгеймера, чем при сосудистой деменции. Определенную ценность в дифференциальной диагностики этих заболеваний имеют результаты исследования регионарного мозгового кровотока при помощи однофотонной эмиссионной компьютерной томографии. При болезни Альцгеймера выявляется его диффузное снижение, несколько больше выраженное в теменно-височных отделах, при сосудистой деменции - “пятнистые”, неравномерно распределенные зоны гипоперфузии [16]. На ЭЭГ у больных с сосудистой деменцией более отчетливо выявляются локальные изменения биоэлектрической активности мозга, тогда как при болезни Альцгеймера они имеют диффузный характер.

Смешанная деменция и другие заболевания

Смешанная деменция (сочетание характерных для болезни Альцгеймера изменений с признаками сосудистого поражения головного мозга) встречается примерно в 10% случаев всех деменций [4]. Один из типов сосудистой деменции - мультиинфарктная деменция - отличается от деменции смешанного типа наличием ступенеобразного прогрессирования и несдержанностью эмоциональных аффектов, а болезнь Альцгеймера от смешанной деменции - отсутствием флюктуирующего течения и инсульта в анамнезе [22].

Среди других, реже встречаемых, причин деменции следует отметить болезнь диффузных телец Леви, болезнь Пика, болезнь Крейтцфельдта-Якоба, нормотензивную гидроцефалию, болезнь Паркинсона, опухоли головного мозга, метаболические нарушения, однако специфических повсеместно принятых критериев для клинической диагностики деменции при этих состояниях нет [1, 4].

Когнитивный дефект при болезни диффузных телец Леви аналогичен дефекту при болезни Альцгеймера [4, 27]. Кроме того, у большинства пациентов с болезнью диффузных телец Леви имеются экстрапирамидные нарушения (часто в отсутствии тремора покоя), выраженные психические расстройства (включая депрессию и психозы) и флюктуирующие нарушения сознания. Результаты аутопсии сходны с изменениями, характерными для болезни Альцгеймера, однако при значительном количестве бляшек выявляется существенно меньшее количество нейрофибриллярных клубочков.

Для болезни Пика и других вариантов деменции лобного типа характерны изменения настроения, аффективные и поведенческие расстройства как одно из первых проявлений заболевания [4, 12].

Быстрое нарастание деменции с генерализованными миоклониями, экстрапирамидными расстройствами и атаксией при ходьбе заставляет заподозрить болезнь Крейтцфельдта-Якоба [1, 4].

Когнитивные нарушения характерны для пациентов с болезнью Паркинсона, по своему характеру они могут носить черты как корковой, так и субкортикальной деменции [1].

При хорее Гентингтона деменция носит субкортикальный характер, результаты клинико-нейровизуализационных сопоставлений выявляют соответствие между выраженностью когнитивных нарушений и снижением кровотока в лобно-височных отделах [1]. Следует заметить, что клиническая манифестация хореи Гентингтона отмечается у большинства больных до 40 лет, а летальный исход наступает в возрасте до 55 лет [28]. Однако у 16-28% больных заболевание начинается после 50 лет, а продолжительность жизни 18% пациентов составляет более 65 лет [28]. В диагностике этого заболевания помогает оценка семейного анамнеза и наличие хореи. G.Van Horn [1] подчеркивает, что клиническая диагностика хореи Гентингтона (при наличие у больного деменции) крайне сложна, если деменция возникла до появления хореических нарушений, а семейный анамнез не отягощен по этому заболеванию.

Для прогрессирующего надъядерного паралича характерно наличие паралича взора (чаще в вертикальной плоскости), нарушений ходьбы, ригидности, брадикинезии, псевдобульбарных расстройств, пирамидной симптоматики и когнитивных расстройств, которые отмечаются примерно у 40% больных [1, 28]. Деменция при прогрессирующем надъядерном параличе носит субкортикальный характер и проявляется забывчивостью, замедлением процессов мышления, эмоциональными и личностными расстройствами. Морфологически это заболевание характеризуется нейрональной дегенерацией, глиозом, наличием нейрофибриллярных клубочков в базальных ганглиях, стволе, мозжечке и базальном ядре Мейнерта, а основной нейротрансмиттерный дефект заключается в выраженном снижении уровня допамина в стриатуме [1].

Причиной деменции также может быть прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия, при этом в неврологическом статусе отмечаются выраженная очаговая симптоматика и подострый склерозирующий панэнцефалит, который преимущественно встречается у детей и в молодом возрасте [1].

Инфекционные заболевания ЦНС, вызванные бактериями, являются редкой причиной деменции, однако некоторые клиницисты рекомендуют проведение люмбальной пункции больным с длительностью деменции менее 6 мес для исключения нейросифилиса или хронического менингита [1]. К возникновению деменции могут приводить также вирусные поражения ЦНС [1]. Возможно возникновение деменции у больных СПИД, как вследствие оппортунистических поражений или опухоли ЦНС, так и как результат непосредственного воздействия ВИЧ [1].

Еще одной причиной деменции могут являться опухоли головного мозга, растущие или сдавливающие преимущественно лобные или височные доли [1]. В основном это менингиомы и глиомы. Возможно сдавление опухолью путей ликворооттока, что приводит к картине гидроцефалии. Чем более выражена деменция, тем хуже прогноз операции в плане восстановления когнитивного дефекта.

Деменция может возникнуть и при опухолях соматической локализации. Причины когнитивных нарушений в этих случаях весьма многообразны - метастазирование в головной мозг, связанный с иммуносупрессией инфекционный процесс, токсические и дисметаболические (печеночная, почечная) энцефалопатии, лимбический энцефалит, поражение головного мозга вследствие коагулопатии, при эндокардитах и васкулитах [1]. Кроме того, как осложнение химиотерапии возможно возникновение лейкоэнцефалопатии.

Для нормотензивной гидроцефалии характерно подострое начало деменции в сочетании с нарушениями ходьбы лобного типа и недержанием мочи [1, 4]. G.Van Horn [1] отмечает, что улучшение после операции имеется только у 50-70% больных при доминировании в клинической картине нарушений ходьбы и длительностью заболевания до 2 лет.

Важной и потенциально обратимой причиной деменции является алкоголизм [1]. Такие частые причины дисметаболической энцефалопатии, как гипогликемия, аноксия, обычно приводят к нарушению сознания, таким образом, эти пациенты редко попадают к неврологу с клинической картиной собственно деменции [1]. Энцефалопатия может возникать при патологии щитовидной и паращитовидной желез, гипер- и гипокальциемии, печеночной недостаточности, в этих случаях правильной диагностике помогает исследование крови [1].

К ятрогенной энцефалопатии может привести использование антипсихотических, седативных, снотворных, противоэпилептических (даже в терапевтических дозах!) и антихолинергических препаратов [1]. Особенно чувствительны к токсическому действию лекарств пожилые больные. Следует помнить, что иногда даже у пациентов с болезнью Альцгеймера может отмечаться значительное улучшение после отмены седативных или антипсихотических препаратов [1].

Ведение больных с деменцией

Лечение деменции представляет собой комплексную задачу, включающую не только медикаментозную терапию, направленную, при возможности, на основное заболевание, но и социальную и психологическую поддержку больных, уход за пациентами [29-31]. Упражнения по тренировке памяти малоэффективны на развернутых стадиях деменции, однако они могут использоваться у больных с начальными стадиями заболевания [32].

Для коррекции психотических и поведенческих расстройств используются антидепрессанты, нейролептики. Назначая нейролептики этой категории больных, следует помнить и о возможности наличия клинически сходной с болезнью Альцгеймера болезни диффузных телец Леви, при которой использование нейролептиков, даже в небольших дозах, не показано [27, 33]. При наличии депрессии у больных с деменцией предпочтение в настоящее время отдается ингибиторам обратного захвата серотонина, поскольку в отличие от трициклических антидепрессантов они обладают меньшим антихолинергическим побочным действием [33]. При болезни Альцгеймера в настоящее время используются центральные ингибиторы ацетилхолинэстеразы (амиридин, ривастигмин, донепецил), пептидергические препараты (церебролизин), ноотропные средства. Есть некоторые указания на способность заместительной терапии эстрогенами, нестероидных противовоспалительных препаратов, токоферола и селегилина замедлять прогрессирование этого заболевания [33]. При сосудистой деменции большое значение придается использованию препаратов, способных воздействовать на факторы риска: гипотензивным средствам, дезагрегантам, по показаниям - антикоагулянтам. Пациенты с деменцией, как правило, пожилого возраста, у них нередко наблюдаются соматические расстройства, что может потребовать совместного ведения этих больных с кардиологом, пульмонологом, урологом и врачами других специальностей [34].

Постоянный адрес материала:

Деменция


Материал добавлен пользователем ni-ni

Эхинацея не помощник при простуде

Большинство из нас за осенне-зимний период как минимум один раз болеют простудными заболеваниями. Поддавшись рекламе многие в качестве профилактики употребляют различные препараты эхинацеи.

Ученые Медицинского Университета Вирджинии выяснили, что никакого профилактического действия это растение не оказывает, и также не влияет на течение вирусного заболевания. В ходе эксперимента принимали участие более 300 пациентов. Часть принимала экстракт эхинацеи в течении трех недель, контрольная группа получала плацебо. Процент заболевших в последующий месяц простудными вирусными заболеваниями был одинаков в обоих группах. Не для кого не секрет, что лучшими лекарствами для лечения ОРВИ по прежнему является постельный режим, обильное питье и промывание носа соленой (морской) водой.

Постоянный адрес материала:

Эхинацея не помощник при простуде


Изображение к новости : австралия: изобретен спрей, увеличивающий либидо вдвое

Австралия: изобретен спрей, увеличивающий либидо вдвое

Австралийские исследователи из компании Acrux Ltd представляют новый спрей, способный повысить либидо у молодых женщин, страдающих пониженным сексуальным аппетитом, сообщает 10 февраля агентство новостей Reuters.

Этот спрей ранее использовался для повышения уровня тестостерона у женщин в постклимактерическом возрасте, однако, как показали опыты, увеличивает количество успешных половых актов среди молодых женщин более, чем вдвое.

Новое лекарство сейчас проходит испытания в U.S. Food & Drug Administration. Если эффект и безвредность спрея будут официально подтверждены, он появится на рынке.

Отрицательный эффект нового лекарство, обнаруженный к настоящему моменту состоит в том, что спрей активизирует рост волос на теле.

Постоянный адрес материала:

Австралия: изобретен спрей, увеличивающий либидо вдвое


Иллюстрация к статье - хирурги будут пересаживать легкие

Хирурги будут пересаживать легкие

Первые операции по трансплантации легкого российские хирурги проведут совместно с французскими учеными на базе одного из крупнейших госпиталей Парижа в 2004 году. Об этом сообщил главный пульмонолог РФ Александр Чучалин на проходящем в Таврическом дворце с участием ученых-пульмонологов и клиницистов из России, стран СНГ, Скандинавии, Великобритании, Германии, Испании, Франции 13-ом Национальном конгрессе по болезням органов дыхания, сообщает ИТАР-ТАСС.

Он сказал, что 20 пациентов ежегодно направляют в зарубежные клиники для пересадки легкого. "От реальных потребностей в трансплантации это составляет в среднем 15-20%", - заметил академик. В Санкт-Петербурге, по его словам, были предприняты две попытки пересадить этот орган, однако оба пациента из-за послеоперационных осложнений погибли.

В России ежегодно выявляют 2 тыс. больных раком легкого. Оперировать удается менее 15% случаев. Остальные больные обращаются за медпомощью уже на запущенных стадиях недуга.

Постоянный адрес материала:

Хирурги будут пересаживать легкие


Искусственных детей получат с помощью аборта

Израильские ученые разрабатывают методику получения искусственных яйцеклеток для создания \детей из пробирки\. Они предлагают использовать для этих целей эмбрионы, остающиеся после абортов. Это предложение было встречено с негодованием противниками прерывания беременности. \Кто захочет знать, что их мамой был ребенок, чья жизнь прервана абортом?\ – спросила одна из активисток движения.

Ученые из Израиля доложили о своих удачных экспериментах на конференции в Мадриде в понедельник. Они рассказали, что в опытах удалось вырастить фолликулы, которые дают начало яйцеклеткам, из эмбрионов, остающихся после абортов. По их мнению, развитие методики позволило бы решить проблему недостатка донорских яйцеклеток для экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

Свое беспокойство, однако, высказывают некоторые эксперты в области методов искусственного оплодотворения. Одна из них, Элисон Мердок (Alison Murdoch), председатель Британского общества рождаемости, заявила: "Во-первых, это не то, что мы могли бы технически выполнить, даже если бы захотели. Во-вторых, на пути принятия этого метода лечения встают разного рода этические и социальные препятствия".

Представитель британского Управления по оплодотворению и эмбриологии человека также отметил, что возможность применения яйцеклеток, полученных из эмбрионов человека, для ЭКО ими не рассматривается. "Мы полагаем, что эта ткань пока может использоваться только для научных исследований, если донор дает свое согласие", - отметил он.

Постоянный адрес материала:

Искусственных детей получат с помощью аборта


Размер шляпы предсказывает риск болезни Альцгеймера

Американские ученые утверждают, что маленькая голова в сочетании с генной модификацией повышают риск развития болезни Альцгеймера.

Окружность головы менее 21,4 дюймов (54,4 см) является фактром риска развития болезни Альцгеймера только в сочетании с модификацией e4 гена ApoE, вырабатывающего протеин, который помогает контролировать уровень жиров в крови. Такое сочетание увеличивает риск болезни в 14 раз.

Американские ученые уверены, что их вывод работает в пользу теории о преимуществах большого размера головы, когда речь идет о болезни Альцгеймера. Сам по себе размер мозга не защитит от болезни, но отодвинет тот момент, когда количество поврежденных клеток мозга превысит "порог". При болезни Альцгеймера клетки мозга постепенно отмирают. Чем больше клеток мозга погибло, тем выраженней симптомы болезни. Согласно теории американцев, большой мозг имеет больший "запас прочности".

Генная вариация е4 способствует более скорой гибели клеток мозга, что, в сочетании с небольшими его размерами, ведет к ускорению развития заболевания.

М.Борисова

(По материалам HealthScoutNews)



Постоянный адрес материала:

Размер шляпы предсказывает риск болезни альцгеймера


Борьба с лишним весом: как все начиналось

Еще относительно недавно медицина не обращала внимания на лишний вес, не считая его проблемой. Более того, полные люди являли собой идеал красоты. Лишний, по современным представлениям, вес являлся доказательством того, что его обладатель может позволить себе обильно питаться. Основы современной диетологии были заложены только в XIX веке. Впрочем, избыток тела доставлял людям неудобства во все времена.

Худеть по-королевски

Рекомендации, касающиеся правил питания, присутствуют во всех религиях мира. Первый медицинский совет по контролю лишнего веса относится к Древнему Египту. В папирусе, относящемся примерно к 1 550 году до нашей эры, имеется рецепт, согласно которому полным людям, страдающим диабетом второго типа (название болезни дано в современной классификации), рекомендовалось питаться пшеничными зернами и плодами бамии.

Автором первой диеты, ставившей своей целью избавление от лишнего веса, вероятно, был король Англии Вильгельм Завоеватель. В 1087 году он пришел к печальному выводу, что больше не в состоянии ездить верхом, потому что ни одна лошадь не выдерживает его веса. Вильгельм сбрасывал вес так: целыми днями он оставался в постели, отказавшись от приема обычной пищи и заменив ее алкогольными напитками – пивом и вином. Результаты применения этой диеты неизвестны, но хронисты зафиксировали, что в том же году Вильгельм умер в результате… падения с лошади.

Бич Божий как двигатель торговли

До XVIII века продукты не очищались и поступали на стол человеку практически в природном виде. Поэтому случаи ожирения впервые стали фиксироваться европейскими медиками лишь в конце XVIII – начале XIX века. Показательно, что именно в XIX столетии диеты начинают применяться довольно широко. Однако в то время еще не было известно, какая пища действительно нужна человеку для полноценного сбалансированного питания. Люди в массе своей ели лишь то, что было наиболее доступно. Часто диеты, появлявшиеся в ту эпоху, рекомендовали потребление большого количества хлеба, картофеля, мучных изделий и корнеплодов. Фрукты были относительной редкостью, поэтому их влияние на организм человека в расчет не принималось. Диетой, необходимой для приобретения мышечной силы (например, широко известна «британская» диета боксера), считалось потребление мяса, молока, вина и пива.

По данным американской писательницы Лоры Фрэзер, автора книги "Сбрось вес! Фальшивые надежды и жирные прибыли в индустрии диет" (Losing It – False Hopes and Fat Profits in Diet Industry), первым человеком, который создал оригинальную диету на основе религиозных норм, а также начал ее рекламировать, был американский проповедник Сильвестер Грэхем. В начале 1830-х годов он разработал теорию, согласно которой переедание ведет к появлению излишнего веса, что, в свою очередь, становится причиной многих болезней. И это является видом божественного наказания за неумеренность. Во избежание подобных напастей Грэхем предлагал полностью отказаться от употребления мяса. Кроме того, предприимчивый служитель культа смог извлечь из своих теоретических изысканий и вполне материальную пользу: он занялся бизнесом – начал выпускать полезные крекеры. В отличие от изделий тогдашних пекарей, они изготавливались исключительно из муки грубого помола. Примечательно, что кулинарные рекомендации Грэхема соответствуют современным суждениям медиков, хотя он и не имел медицинского образования, а руководствовался исключительно соображениями божественной справедливости.

Интересен и другой исторический пример. В 1850 году британец Уильям Бантинг провел эксперимент по борьбе с собственным весом, после того как обнаружил, что не в состоянии подняться по лестнице. Он прибегал к помощи турецких бань, физических упражнений и т.д., но не добился успеха. Тогда доктор Уильям Харви предложил Бантингу полностью отказаться от мучного и сладкого. Он прислушался к совету и в результате начал терять по полкило веса в неделю. Этот опыт позволил Бантингу написать ряд книг, в которых он выдвинул теорию о том, что съеденные картошка и хлеб в организме человека превращаются в жир. Книга стала первым в мире диетическим бестселлером и была переведена на французский и немецкий языки.

Отец диетологии

В 1870-1890-е годы американский химик Уилбур Этватер сумел разложить продукты питания на исходные компоненты: жиры, белки и углеводы – и впервые ввел понятие калорийности пищи. Эти открытия не были восприняты врачами, но к ним позитивно отнеслись власти США. По заказу Министерства сельского хозяйства (Department of Agriculture) ученый провел несколько тысяч экспериментов, ставивших своей целью проанализировать питательность различных продуктов. Ныне Этватера вообще считают отцом современной диетологии, поскольку на основе исследований человеческого метаболизма он заключил, что ежедневный рацион здорового человека должен быть сбалансирован по количеству белков, жиров и углеводов, а количество потребляемых калорий не должно превышать определенных пределов для людей, ведущих активный или пассивный образ жизни. Кроме того, Этватер настаивал, что человеку необходимо получать не менее 100 грамм белков в сутки. Он также пришел к выводу, что современные ему состоятельные американцы и европейцы (он много времени работал в Германии) потребляют слишком много еды, особенно жиров и сладостей.

В 1917 году доктор Лулу Хант Петерс, используя разработки Этватера, выпустила книгу «Диета и Здоровье» (Diet and Health), в которой впервые была опубликована система подсчета калорий. Она писала: «Вы должны думать о том, чтобы съесть 100 калорий хлеба, а не кусок хлеба». Кроме того, Петерс пришла к выводу, что полные люди – недисциплинированны, поскольку не в состоянии контролировать себя. Фактически это была предтеча всех современных книг о диетах. Авторы последующих неизбежно обращались к опыту доктора Петерс. В наше время ежегодно во всем мире выпускаются сотни книг с новыми диетами, и все они находят покупателей.

Стройность – признак класса

В начале XX века в Западной Европе и США полнота перестала восприниматься как свидетельство состоятельности и красоты. В этих странах исчез голод, большинство продуктов питания, в том числе и мясо, стали доступны широким слоям населения. Представители высших классов, особенно женщины, начали тщательно следить за весом. Именно тогда впервые проявилась тенденция, которая наблюдается в мире сегодня: состоятельные люди, как правило, стройные,– а бедные, наоборот, полные. Жертвой моды на стройность становились многие знаменитости. Например, прославленный британский политик Уильям Гладстон разработал свою собственную теорию: он жевал пищу очень долго и в результате похудел. Некий врач Хорэс Флетчер воспользовался идеей Гладстона и начал пропагандировать этот метод избавления от излишнего веса, настаивая на том, что каждый кусок пищи необходимо пережевывать не менее 30 раз. В свою очередь, почитателем этого опыта стал легендарный американский миллионер Джон Рокфеллер , а также курсанты американской военной академии в Вест-Пойнте .

Стрихнин для полных

В 1879 году в США был изобретен первый искусственный подсластитель – сахарин. Его начала производить существующая и сегодня компания Monsanto. При этом реклама сахарина была первоначально адресована не полным людям а беднякам, которым наконец представилась возможность постоянно пить сладкий чай или кофе. Сахарин стал первым из бесчисленного ряда продуктов, которые призваны заменить собой некий «вредный» компонент еды, например сахар или жир. Так зародилась индустрия похудения: началось производство особых товаров, рассчитанных на борьбу с лишним весом.

Значительное количество подобных средств создавалось шарлатанами. В качестве рецепта стройности полным людям могли предложить соду, мышьяк и стрихнин. Или же рекомендовали глотать капсулы, содержащие личинок ленточный червей – реклама этого средства гласила, что после его употребления человек может есть все что угодно и сколько угодно.

Сыграть на моде на изящную фигуру и извлечь из нее свою выгоду старались многие. Например, 1929 году сигареты Lucky Strike рекламировались как средство для похудения. Впрочем, в этом не было ничего нового: считается, что во многих армиях мира XVII-XIX веков курение поощрялось, поскольку позволяло уменьшить пищевой рацион солдат.

Иногда применение подобных медикаментов, даже тех, что были одобрены соответствующими государственными органами, оказывало разрушительное воздействие на здоровье. Эти проблемы не редки даже и в наше время. Например, препарат Fen-Phen, который был выпущен в США в массовую продажу в 1993 году, а в 1997 году запрещен к использованию, после того как выяснилось, что он негативно действует на сердце, а возможно, и вызывает мозговые нарушения. В 1996 году его постоянно принимали 6 миллионов американцев.

Эволюция против похудения

История США показывает, что интерес к диетам увеличивался в эпоху экономического роста и резко снижался во время войны и экономических кризисов. К примеру, они стали популярными перед Первой мировой войной, а потом на три десятилетия вышли из моды – из-за войн и «Великой депрессии» в американской экономике. Пик популярности диет пришелся на 1960-е – 1970-е годы (тогда самой известной моделью стала худышка Твигги. Потом последовал спад, который в середине 1990-х снова сменился подъемом. В подавляющем большинстве новые диеты не содержат абсолютно ничего нового. По мнению профессора Ричарда Мэтса, специалиста в области здорового питания, многие из рекомендаций содержат в себе лишь новые предложения о том, каким образом употреблять пищу, а вовсе не о том, какого рода продукты стоит есть.
Мэтс, впрочем, считает, что большинство этих советов бесполезны. По его мнению, в процессе эволюции организм человека приобрел определенные устойчивые свойства и качества, в числе которых и способ употребления пищи. Годы относительно сытой жизни не оказали на него серьезных воздействий. Мэтс уверен, что человек, как и любое живое существо, старается наесться до отвала, когда обнаруживает пищу. С этим невероятно сложно бороться, поскольку наши предки никогда не были уверены в том, удастся им найти что-нибудь съестное в обозримом будущем или нет.

Постоянный адрес материала:

Борьба с лишним весом: как все начиналось